Моторизованная пехота.
foto-11.jpg Опыт сражений 1917-го и 1918 годов показал, что пехота и танки способны эффективно действовать совместно лишь в том случае, если они многократно и тщательно тренировались в таком взаимодействии. Такая подготовка проходит наиболее согласованно в том случае, когда определенное количество пехотных подразделений постоянно объединено вместе с танковыми частями в более крупное формирование. Мы уже видели, как в то время, когда еще шли военные действия, Франция, готовясь к битве на Эне, придала каждому танковому батальону постоянную пехотную роту. В первой атаке на Шмен-де-Дам эту роль сыграл 17-й батальон легкой пехоты; подобным же образом два батальона спешенных кирасир были приданы танкам для штурма выступа Лафо. Разумеется, в то время пехота следовала за своими танками своим ходом, поскольку вездеходного транспорта там не было, а цели атаки были ограниченными. В настоящее время Франция ввела драгунскую бригаду на полугусеничных бронемашинах как составную часть Division legere mechanique (легкой механизированной дивизии). Цель та же. Известно, что с тех самых пор, как у них впервые появились танки, французы твердо были убеждены, что танкам требуется постоянная пехотная поддержка, и последовательно держались этой линии, создавая специальные формирования для оперативного развертывания. Для того чтобы провести танковую атаку на хорошей скорости, а затем, не теряя времени, развить и закрепить любой достигнутый успех, требуются два условия: боевая техника и транспортные средства должны иметь скорость, отвечающую требованиям момента, но, кроме этого, нужна еще специализированная тактическая подготовка и постоянная практика.

foto-12.jpg У нас нет бронированных транспортных средств повышенной проходимости, пригодных для транспортировки. Поэтому те из наших пехотных частей, которые предназначены для совместных действий с танками, передвигаются частично на мотоциклах, частично на грузовиках повышенной проходимости. Пехота на мотоциклах уже хорошо себя показала в разведке, которую проводила совместно с бронированными машинами разведки; она может выполнять множество различных функций, поскольку быстро передвигается, легко маскируется и может проехать по любой дороге и практически по любой местности, за исключением особо трудных участков. У нас в Германии вполне достаточно хороших мотоциклов, и замена их не составляет проблемы. Пехота, перевозимая на грузовиках, защищена от непогоды, и, кроме людей и их снаряжения, машины везут добавочные грузы, такие, как боеприпасы, шанцевый инструмент и оборудование саперов, а также продовольствие на несколько дней. Современные грузовики слишком громоздки, чтобы представлять собой идеальный вариант; они с трудом проезжают по узким дорогам с крутыми поворотами, и их сложно закамуфлировать.

foto-13.jpg Как мы уже указывали, основная задача моторизованной пехоты поддержки — следовать за атакующими танками на той же скорости и без промедления развивать и завершать достигнутые ими успехи. Они должны вести огонь большой плотности, поэтому их нужно укомплектовать значительным количеством пулеметов и патронов. То, что ударная мощь пехоты по-прежнему сосредоточена в штыках, весьма спорно; еще более сомнительно это в случае пехоты моторизованной, поскольку поражающей силой танковых формирований являются танки и их огневая мощь. Франция, сделав соответствующие выводы, вооружила все свои пехотные роты 16 легкими пулеметами каждую, в противовес 9 в немецких ротах. Выиграть сражение — не значит бросаться вперед со штыками наперевес, это означает поразить противника нашей огневой мощью, сконцентрировав ее в решающей точке.

Согласно мнению генерал-фельдмаршала графа фон Мольтке, огневая мощь носит наступательный характер. «При благоприятном случае она может действовать как фактор полного уничтожения, своими силами решая исход битвы» (Verordnungen fur die hoheren Truppenfuhrer, 24 июня 1869 года). Даже в те дни он мог утверждать, что, если пехота на линии фронта будет вести скоростной огонь, она может одержать победу даже над самыми отчаянными противниками. Говоря его собственными словами, «штыки наступающих войск против них бессильны; ружья атакующих могут быть во всех отношениях хороши, но что пользы от них, если вы находитесь в движении и не способны управлять собственным оружием?» (там же). Идеям фон Мольтке уже восемьдесят лет, но до сих пор они так полностью и не проникли до конца в сознание наших военных. В 1913 году, перед самым началом войны, немецкая пехота все еще воспринимала пулеметы всего лишь как вспомогательное оружие. «Здесь мы должны предупредить, что значение этого вида вооружения не стоит переоценивать; нам нельзя повторять ошибку французов, совершенную в 1870–1871 годах, когда они провозгласили Mitrailleuse [пулемет] всепобеждающим оружием. Самой решающей силой в бою является пехота. Даже когда солдаты оказываются в крайне тяжелом положении, не говоря уже о тех ситуациях, которые не являются крайностью, — они не должны вырабатывать пагубную привычку надеяться на помощь этого оружия поддержки — пулеметы. Скорее они должны найти в себе силы самим преодолеть эти трудности» (Vierteljahrshefte fur Truppenfuhrung und Heereskunde, 1913, 314). Сегодня мы слышим те же «предостережения», направленные против призывов увеличить число пулеметов, а также — о чем вряд ли нужно говорить — и против наших взглядов на танки.

foto-14.jpg

Что нам нужно — так это современная пехота, способная быстро передвигаться, обладающая значительной огневой мощью, специально оснащенная, организованная и обученная постоянному взаимодействию с танками.

Взято из книги: Гудериан Гейнц "Внимание, танки! История создания танковых войск".